Ожидание

(сказка)

Жил-был теплый город. И в этом городе была светлая улица. На этой светлой улице мастера построили красивое здание. На четвертом этаже этого красивого здания жила одна пустая однокомнатная квартира. По правде говоря это и не было квартирой, просто была одна большая комната с входной дверью и широким окном на улицу. Тем не менее, ее полное имя звучало так: Однокомнатная квартира на четвертом этаже красивого здания светлой улицы теплого города.

Эта комната умела только одно – ждать. Она ждала того вожделенного часа, когда ключ повернется в замке, дверь со скрипом отворится и войдет ее хозяин. И комната ждала. Сперва с трепетом, потом более философски, затем привыкшая к своему ожиданию.

Одним осенним вечером она ждала с особым нетерпением. На улице, на спрятанной в сумрачных воспоминаниях светлой улице  небеса лили дождь, тонкий и светлый дождь. И потускневшая неоновая вывеска на тротуаре напротив тоже с волнением дрожала на мокром асфальте. И все эти образы ей рассказывали, что сейчас ключ повернется в замке, откроется дверь и войдет ее хозяин вместе с девушкой с мокрыми волосами. И они прямо на полу, т.к. в комнате нет никакой мебели, будут шептать друг-другу слова любви и целоваться… И в этот миг в стенах, в потолке и в полу стало больше адреналина. И ожидание окаменело, и счастье мира свернулось в пределах стен Комнаты…

…Она с трепетом посмотрела в окно и увидела, что светлая улица опустела. И слезы потекли по светлым стеклам Комнаты… Потом, быть может от нерассосавшегося адреналина, начал скрипеть паркет на полу, а стены почудились Комнате своей тюрьмой. Однако ее сердце было чистым как город и светлым как улица. Поэтому она продолжала ждать. Ведь оправдалось ожидание миллионов таких как она комнат. Ведь однажды поворачивался ключ в замках, и заходили их хозяева. И вспыхивало упование ожидания у миллионов таких как она комнат. И эти комнаты давали тепло и покой собственных тел своим хозяевам, которые всегда заходят в свои комнаты с улыбкой и предчувствием радости. Вывешивают на стену черно-белый портрет своих родителей и потом занимаются любовью под черно-белым взглядом своих родителей. А отец и мать смотрят на своего сына и трепещущую в его объятиях лучезарную и пылкую красавицу и вспоминают тот старый теплый город, в котором на светлой улице мастера построили красивое здание, на четвертом этаже которого была однокомнатная квартира в которой они сами занимались любовью под черно-белым взглядом своих родителей…

А комната все мечтала и ждала… А, может быть, она ждет не из-за всех сил?.. Может ее ожидание слабо и не завуще?.. Или же, напротив, чересчур могучее у нее желание и хозяин подсознательно боится приблизиться к ней?.. Или же некто идиот Пинокио потерял или же продал ее ключ и сейчас вместо благородного и прекрасного хозяина в нее войдет престарелый и бессильный Карабас. Войдет с уродливой походкой, без волшебных слов откроет ее дверь и принесет боль и грубость вместо чародейной нежности. А потом начнет храпеть обернувшись к ней спиной… От ужаса этого видения стены Комнаты охватил озноб. Даже скрипучий паркет замолк в ужасе…

Но ведь у нее столько любви, которую она готова подарить своему хозяину. Больше, чем у какой-нибудь другой комнаты. Однажды теплым вечером ключ повернется в замке, дверь со скрипом откроется, войдет он в черном костюме и уставший повалится на пол. Тогда она тихо подойдет к нему, нежным прикосновением снимет его туфли, развяжет галстук и верхнюю пуговицу сорочки. И своим нежным голосом, наподобие потускневшей неоновой вывески на тротуаре напротив она пожелает ему спокойной ночи. Она своей дрожащей рукой возьмет большую сильную руку хозяина и тихо-тихо расскажет ему о тех сказках, которые она видела своими чистыми глазами на светлой улице. Потом нежным прикосновением прижмется к хозяину и ему на ухо прошепчет слова любви. Расскажет, как она томилась по силе его рук и спокойном неистовстве его пальцев. Расскажет, как в бессонные ночи полнолуния она с трепетом ждала того мгновения, когда ключ повернется в замке, откроется дверь и войдет ее хозяин. Он забьет гвоздь в самую горячую точку ее стен и повесит черно-белый портрет. И тогда она окрасит своего хозяина трепетной дрожью своей палитры счастья… И настолько закалена ее любовь в огнях ожидания, что она готова не только вытерпеть, но даже позаботиться о временном существовании этой девушки с мягкими руками и любвеобильными волосами. И впрямь, что ее любовные игры по сравнению с философией любви Комнаты?.. Разве это – не временной абсурд по сравнению с вечностью ее чувства. Жалкое прилагательное, привязанное к вечности по имени Любовь… И некто идиот Пинокио, который с непростительной халатностью потерял или продал ее ключ, это чудо тоски и ожидания будет обзывать ревностью… И никто не узнает, не то чтобы понять, сказку несостоявщейся любви однокомнатной квартиры на четвертом этаже красивого здания светлой улицы теплого города…

И от непроизнесенных слов любви и от нерассосавшегося адреналина растрескались ее стены и ни одна черно-белая фотография не скрыла их наготу. Окно покрылось пылью избытка чувств и сердца, и Комната не увидела зеленый шелест времени по светлой улице. И окаменело ее ожидание, и она сама окаменела от ожидания. И затихла ее философия любви, так как она больше не слышала ни звук вращающегося в замке ключа, ни скрип двери, ни видение явления хозяина…

*  *  *

… Ключ повернулся в замке, дверь со скрипом открылась и вошел Карабас. Он с уродливой походкой вошел в комнату, лег на пол, и, помастурбировав, захрапел обернувшись спиной к Комнате.

6 марта 1996